Все, все, все!

Известный хасид-хабадник, реб Мендель Фотерфас, много лет провел в сталинских лагерях. Однажды, в Рош Ашана, отправляемый по этапу реб Мендель, пытаясь молиться по памяти, произносил слова известной молитвы этого дня: “Ве-коль мааминим…” – “И все верят, что Всевышний…” В этом отрывке говорится о могуществе Творца, о Его единстве, о том, что в Его руках нити наших судеб.

Реб Мендель задумался: “Как понимать слова “и все верят”, когда тут огромная страна воинствующих безбожников?”

И тогда он сказал себе: “Если тебе действительно нужно узнать ответ на этот вопрос, то тебе Свыше его раскроют, а если нет – значит нет”.

После этого в Йом-Кипур он был в какой-то пересыльной тюрьме, где заключенных было, как сельдей в бочке. Вдруг реб Мендель обратил внимание, что какой-то немолодой заключенный очень интеллигентного вида на него все время смотрит. В конце Йом-Кипура этот заключенный подошел к реб Менделю и сказал: “Я вижу, что вы религиозный еврей. Я ученый и всю жизнь был атеистом. И вы знаете – тут, в тюрьме, это первый Йом-Кипур за очень много лет, в который я почему-то почувствовал потребность поститься. А еще я пытался молиться, но единственная молитва, которую я вспомнил, была “Моде Ани”, и я повторял ее весь день”.

Вот тогда-то реб Мендель и понял, что по правде в глубине души каждый еврей верит в Б-га (как и сказано в “Ве-коль мааминим”), но иногда для того, чтобы эта вера раскрылась, ему, не дай Б-г, необходимо провести Йом-Кипур на нарах.

© Copyright, all rights reserved. The content on this page is provided by our content partner, Chabad.org.

If you enjoyed this article, we encourage you to distribute it further, provided that you comply with Chabad.org’s copyright policy.

Источник: https://www.ejc.ee/library/article_cdo/aid/733216