«Запрещают молиться за Украину». О преследованиях церквей в российской оккупации

Как рассказал Сергей Мороз, российские оккупанты  отобрали три молитвенных дома баптистских церквей на Херсонщине. По словам священнослужителя, из-за того, что из храмов военные вывезли все имущество, а из некоторых сделали для себя казармы, у верующих нет возможности использовать храмы по назначению.

По состоянию на 25 октября молитвенные дома были целыми, но разграбленными. Военные, недавно разместившиеся в одном из домов молитвы, уверяют, что здание было пустым перед их заселением. Для подтверждения своих слов говорят о приобретенной ими за свой счет посуде и т.д. Кроме того, в одном из помещений российские военные заставили смотрителя включать им отопление, выполнять какие-то работы по хозяйству.

До деоккупации этих территорий сложно сказать, какое именно имущество украли оккупанты, и оценить общую сумму ущерба, отметил Сергей Мороз: «Пока не знаю точно, что и из какой именно церкви вывезли. Сказали просто: «Все вычистили». Это могла быть религиозная литература, офисная техника, аудио- и видеооборудование. В молитвенных домах нет какой-либо культовой ценности вроде как музейной, ни иконостасов, ничего. Единственное – техническое оснащение, которое есть в разных церквях».

Оккупанты продолжают давление на священнослужителей и верующих, об этом отметил заместитель председателя Всеукраинского союза церквей евангельских христиан-баптистов.

«Обычно в адрес евангельских верующих поступают обвинения в их коллаборации с американцами или утверждение, что баптисты – секта, и здесь теперь будет только «православная вера». Происходят обыски в помещениях священнослужителей, тщательная проверка гаджетов, компьютеров и электронных носителей информации».

Мороз рассказал, что в одном из населенных пунктов русские военные закрыли молитвенный дом и похитили священнослужителя. Несколько дней его держали в комендатуре. Когда оккупанты выпустили мужчину, он сразу оттуда уехал.

«Некоторые служители прошли через задержание и несколько дней содержания в комендатурах. Самый трагический случай произошел в Балаклее с пастором Александром Салфетниковым . Из-за пыток его в комендатуре оккупантами он попал в реанимацию и некоторое время был на грани жизни и смерти.

Из баптистских церквей Луганщины и Херсонщины выехало большинство служителей. Особенно тех, кого враг потенциально может мобилизовать в армию, у кого малолетние дети. Остаются служители постарше. Также на оккупированных территориях есть верующие, причастные к этим церквям и находящиеся под пристальным наблюдением. Известны случаи, когда верующим разрешалось собираться при условии, что они не будут молиться за Украину и ее победу в этой войне.

Кроме Херсонщины, оккупанты забирали молитвенные дома баптистских церквей и в Запорожской области. Всего зафиксировано три таких случая: «В Запорожской области оккупанты забирали молитвенные дома в селах Черниговка, Чкалова и в городе Васильевка. К примеру, в Черниговке российские военные через несколько дней вернули местным жителям храм. Почему вернули церковь? Трудно сказать. Возможно, это было идеологическим или религиозным преследованием. О случае быстро узнали и подняли огласку, даже в России заговорил кто-нибудь из религиозных представителей. Думаю, именно это повлияло на то, что церковь вернули на следующий день».

По словам священнослужителя, Васильевский храм оккупанты также использовали как жилье, поскольку здания оснащены коммунальными удобствами.

Верующие оккупированного Мелитополя также оказались под давлением и преследованиями русских военных. Так, в начале сентября в городе закрыли самую большую евангельскую протестантскую церковь – «Благодать». Военные ворвались в церковь и прервали богослужение, которое велось в прямом эфире.

До этого в августе в городе были захвачены дома еще двух больших церквей и прекращены богослужения.

Источник: «Запрещают молиться за Украину». О преследованиях церквей в российской оккупации | Новости inVictory