Майкл Браун: 50 лет служения Христу

Наркозависимый барабанщик

– 1971 год. Кто такой Майкл Браун?

– До ноября я был хиппи-рок-барабанщиком. В марте 71-го мне исполнилось 16 лет — я кололся героином и принимал ЛСД. Из-за того, что я принимал такое огромное количество наркотиков, меня прозвали «Нарко-мишка» и «железный человек». И я наслаждался этим образом жизни, ходя на рок-концерты днём и ночью и играя со своей группой.

– Что произошло в ноябре?

– В течение того года двое моих лучших друзей и коллег по группе начали ходить в маленькую итальянскую пятидесятническую церковь, потому что им нравились две девушки, которые тоже туда ходили. И мало-помалу их начал привлекать Бог. И они, и люди в той церкви начали молиться за меня. Так я начал осознавать свой грех.

Я очень кичился и гордился тем, что я делал — я даже крал деньги у своего отца. Однажды мы с моим лучшим другом проникли в кабинет врача просто для того, чтобы повеселиться и украсть препараты. Я был бесстыдным в своём грехе и гордился этим. Но когда эти люди в церкви начали молиться за меня, я начал чувствовать себя несчастным из-за своего образа жизни. И я не знал почему. Я просто думал, что чувствую себя виноватым, но это было обличение Святого Духа.

В августе 71-го я пошёл на церковное служение только для того, чтобы доказать своим друзьям, что то, во что они верят, неверно. Но все эти люди в церкви отнеслись ко мне с такой любовью и милостью… Я — длинноволосый парень-хиппи, — и они — в пиджаках, галстуках и платьях. И всё равно они относились ко мне с любовью и милостью. Я подумал: «Хорошо, у вас есть ваша религия, а у меня есть своя…» и всё такое.

Но убеждение начало расти.

Однажды в ноябре мой друг попросил меня пойти с ним в церковь. Я сказал: «Я пойду с тобой, если ты снова накуришься со мной». Он сказал: «Я не могу этого сделать». Я бросил трубку. Я постоянно так делал, но я почувствовал себя плохо, перезвонил ему и сказал: «Я пойду на служение». И так в тот вечер я пошёл на церковное служение.

 

Призыв к покаянию

В конце вечера они призвали людей отдать своё сердце Господу, всего на собрании было человек 40-50. И я подумал: «Эти люди молятся за меня. Они думают, что я действительно ужасный грешник. Они получат настоящий кайф, если я выйду». Так что я вообще ничего не имел в виду. Я сделал это в шутку. Я подошёл и произнёс слова вместе с пастором: «Я верю, что Иисус умер за мои грехи и воскрес из мёртвых». И вдруг, к моему удивлению, я осознал: «Я действительно в это верю. Разговаривая об этом со своими друзьями днями и ночами, я действительно проникся этим. Я верю в это».

А потом он сказал мне посвятить свою жизнь Господу и пообещать жить для Него всю оставшуюся жизнь. Я сказал эти слова, но я не был искренен в этом.

Борьба с Богом

И я сказал: «Бог, Ты же знаешь, что когда я прихожу домой, я употребляю кокаин». Это был новый наркотик в нашем районе. И я купил достаточно, чтобы мне хватило его на некоторое время. Я сказал: «Ты знаешь, когда я прихожу домой, я колюсь кокаином и курю «ангельскую пыль» (фенциклидин). Если Ты не хочешь, чтобы я делал это, сделай так, чтобы это не оказывало на меня никакого эффекта».

Я пришёл домой. Я принял большое количество наркотиков, достаточное для того, чтобы накачать несколько человек. И не почувствовал ничего. Я осознал, что что-то здесь происходит. В течение следующих пяти недель во мне происходила серьёзная битва: один день я употреблял героин, на следующий — был в церкви. И так продолжалось до 17 декабря, когда я встретился с Господом настолько чудесным образом, что сдался и сказал: «Достаточно. Я больше никогда не воткну иглу в свою руку». И по Его милости, я свободен на протяжении уже более 50 лет.

Радость в Господе: 17 декабря 1971 года

– Расскажите больше о том дне.

– Как я уже говорил, я играл в рок-группе и постоянно ходил на рок-концерты. Я видел Led Zeppelin. Я видел Джими Хендрикса на концерте. The Who, the Grateful Dead, The Doors, Дженис Джоплин — некоторых из них много раз. Я привык к такой музыке, настолько громкой, что ты не можешь расслышать собственный крик.

И вот я в этой маленькой церкви, где жена пастора играет на пианино и поёт старые гимны. И когда мы пели, я пережил радость, которая отличалась от всего, что я когда-либо знал. Я сравнивал её в уме с кайфом от наркотиков, с кайфом от музыки, с кайфом от спорта, с кайфом от дружбы, с любым другим хорошим чувством, которое я когда-либо переживал. И я понял: «Эта радость совершенно другая. Это, должно быть, то, что они называют радостью в Господе».

Омытый кровью

И в тот момент я увидел в голове ясное видение. Я увидел себя грязным, с головы до ног покрытым грязью и нечистотами. Я увидел, как кровь Иисуса полностью омыла меня. И я увидел, как Он одевал меня в прекрасные белые одежды. И я ушёл оттуда и вернулся к своей игре с грязью. И затем, когда я сказал: «Господи, я больше никогда не воткну иглу в свою руку», — это был момент, когда радость в Господе принесла мне откровение о Божьей любви, обнажившей глубину моего грех. И она преобразила меня в одно мгновение.

От стучания по барабанам до чтения книг и почитания родителей

После того, как Майкл Браун отдал свою жизнь Христу, он бросил наркотики и погрузился в познание Господа, а также начал делиться своей верой с другими. Он проводил часы за изучением Писания и уже через год проповедовал. Но…

– Как ваши родители-евреи отреагировали на эту перемену в вашей жизни ваши?

– Мой отец сказал: «Майкл, это чудесно, что ты отказался от наркотиков. Но мы евреи. Мы не верим в это. Тебе надо встретиться с местным раввином».

Так я начал встречаться с местным раввином, который начал испытывать меня. «Как ты можешь говорить нам, во что верить? Ты ведь даже не знаешь иврита!» Я не хотел идти в колледж — вероятно, это были остатки моего мышления хиппи, но также и потому что я просто хотел заниматься служением Богу. Но когда мои родители сказали, что они действительно хотят, чтобы я поступил в колледж, я знал, что должен с уважением отнестись к их просьбе. Когда я поступил в колледж, я начал посещать уроки иврита, — современного иврита, — и параллельно самостоятельно изучал библейский иврит.

К моменту окончания колледжа я выучил шесть различных языков: иврит, арабский, латынь, греческий, идиш и немецкий. У меня был невероятный интерес к учёбе. Будучи брошен в глубокое озеро, чтобы научиться плавать, имея дело с множеством учёных раввинов, потому что я встречался с раввинами один за другим — и они были выдающимися людьми, и они бросали достаточно серьёзные вызовы моей вере — всё это лишь ещё больше погрузило меня в академический мир.

Это то, чем я занимаюсь по сей день, до этого самого момента. Я регулярно общаюсь с ортодоксальными иудейскими раввинами.

– На ваш взгляд, как за эти пятьдесят лет вашей жизни изменился диалог и отношения между иудаизмом и христианством?

– Я вижу очень и очень позитивные изменения. Между христианскими и еврейскими общинами намного больше взаимодействия. Больше понимания. Для многих евреев христианство было прямой причиной Холокоста. В конце концов, даже несмотря на то, что они знали, что нацисты были антихристианами, путь к этому был проложен веками европейского антисемитизма.

Но любовь евангельских христиан к Израилю была очень сильна на протяжении долгого времени. Христиане на протяжении многих лет являются лучшими друзьями Израиля, и это оказало влияние. Кроме того, в современном мире взаимодействие стало проще. И сегодня многое доступно.

Когда я пришёл к вере, не было серьёзных ресурсов, которые бы снаряжали евреев для ответов на возражения раввинов. Потому Бог дал мне возможность создавать их. Они стали образцами, которые используются по всему миру и основанием, на котором строят другие.

Д-р Браун написал более 40 книг, многие из которых являются научными работами, включая пятитомное издание Answering Jewish Objections to Jesus. (Ответы на еврейские возражения против Иисуса).

Формирование дружеских отношений

Несмотря на то, что многие представители раввинского сообщества отнеслись ко мне очень враждебно, и много лет назад меня публично назвали врагом номер один, в то же самое время — поскольку мы стремились трудиться честно и добросовестно — я наладил довольно близкие отношения с несколькими раввинами. С тем, с кем я спорил больше всего, и которого называют «самым известным раввином Америки», рабби Шмуэлем Ботеах, мы очень близкие друзья. Как и наши семьи. У нас действительно очень близкие отношения, и мы проводим много часов вместе, помимо времени публичных дебатов. Прекрасно видеть, что при всех наших различиях мы по-настоящему объединились как братья-евреи.

Так что, несмотря на то, что я вижу негативные тенденции антисемитизма, поднимающего свою уродливую голову в некоторых христианских кругах, я вижу и много позитивных вещей.

Взлёты и падения

– Какие моменты вы назвали бы самыми яркими за 50 лет в плане служения?

– Одним из ярких моментов было 4-летнее служение в качестве одного из лидеров Браунсвильского Пробуждения, в котором приняло участие более трёх миллионов людей, — я видел, как более 300 тысяч людей ответили на призыв к покаянию. Там преобразились многие из наших лучших миссионеров, которые служат по всему миру. Некоторые пришли в бунте и погибающими во грехе. А сейчас они одни из лучших христиан на планете. Это было невероятно.

У меня был опыт евангелизационного служения за границей, временами у меня даже была привилегия рисковать своей жизнью, проповедуя в жестокой и враждебной среде. Так что у меня был опыт общения с другими верующими в других частях мира и некоторый очень особенный опыт достижения моего собственного еврейского народа, а также встречи с некоторыми раввинами, которые были достаточно ревностными в своих убеждениях.

Кроме того, за эти годы в моей жизни были чудесные времена просто в поклонении и молитве, встречах с Господом, когда всё, что я мог сделать, это пасть на своё лицо. И благодаря Его благости иногда ты просто смеёшься от радости.

– А как насчёт падений?

– Были и трудности, которые мне пришлось пережить. Были мучительные времена, когда я молился за исцеление тех, кого я люблю, а затем видел, как они умирали на моих глазах.

Есть ошибки, которые я совершил и которые причинили боль мне и другим людям, ситуации, в которых мне хотелось бы иметь больше мудрости и зрелости.

Были взлёты и падения. Но, честно говоря, от всего сердца, когда я оглядываюсь на эти последние 50 лет, всё это кажется сном. Отвечая на этот вопрос, мне приходится сдерживать слёзы, потому что я настолько потрясён и поражён тем, что делает Бог и частью чего Он позволяет мне быть. Это просто невероятно. Какими бы ни были боль, трудности и тяготы, это всего лишь крупица по сравнению с милостью и благостью, которые Он излил.

Церковь в Америке, взгляд через 50 лет

– Возвращаясь назад на полвека, какие изменения, повлиявшие на церковь, удивили вас больше всего?

– Я видел, как Евангелие в Америке становилось всё более и более поверхностным. Я видел, как церковь всё больше и больше подстраивалась под окружающую культуру. Я видел, как мы больше становились похожими на мир, чем меняли мир. И вот почему я считаю, что Америка находится в таком плохом состоянии потому, что большая часть церкви — в плохом состоянии.

Хорошо, что мы понимаем, что что-то должно измениться. Хорошо, что мы признаём, что всё стало настолько ужасно. Осознаём до какой степени молодые люди стали индифферентны в религиозном плане, без религиозной идентификации. Это очень негативная тенденция.

Но я верю, что мы на пороге великой жатвы. И точно так же, как мы видели безбашенность шестидесятых, приведшую к Движению Иисуса, я верю, что многие сегодня ищут большего и жаждут. И если мы действительно будем усердно искать, мы сможем увидеть великое излияние, великую жатву и великие изменения в обществе.

– Нам нужно больше церквей, которые будут действовать, как та маленькая итальянская церковь, которая молилась за вас в 1971 году.

– Да. Та церковь была очень простой в своей вере. Я не знаю, были ли в ней люди с высшим образованием. Их точно не было среди тех, кто проповедовал с кафедры. Там был очень простой подход к любви к Богу, но важнее всего то, что это было в центре всего. И я думаю, что, если мы вернёмся к основам, тогда многие другие вещи встанут на свои места.

Совет тому самому хиппи-барабанщику, ставшему безумным ради Христа

– Итак, в декабре 2021 года, оглядываясь назад, в декабрь 1971 года, какой совет вы дали бы тому молодому рокеру, ставшему проповедником?

– Я бы сказал ему самое важное. Сделай главное главным. Нет ничего более важного, чем твои личные отношения с Богом. Это намного важнее, чем публичное служение. Это намного важнее, чем любая другая активность. Пусти свои корни глубоко в Бога, в близость с Ним и молитву, стань человеком Слова.

И если ты всегда будешь помнить о том, чтобы достигать тех, кто не знает Господа, ходить в чистоте и смирении перед Богом, всё остальное встанет на свои места. Будь то обеспечение, служение, открытые двери, необходимая тебе команда. Пускай твоё публичное служение будет просто продолжением твоей личной жизни. Если ты будешь это делать, — будешь глубоко пускать свои духовные корни, — они продержатся на протяжении многих лет, и ты принесёшь много долгосрочных плодов.

– Думаете, вы бы прислушались к себе самому?

– В первые дни? Думаю, да, потому что это практически всё, что я знал вначале. Со временем меня стали притягивать другие вещи, и мне нужно было правильно расставлять приоритеты. Я прошёл этап как духовного охлаждения, так и теологической и академической гордости, когда учёба стала идолом, и мне пришлось восстановить правильный порядок приоритетов. Но и в то время были люди, которые молились за меня, и их молитвы имели значение.

Возвращение к своей первой любви

– Я слышал от других людей, находящихся в публичном служении, о подобных периодах духовного охлаждения.

– Да. В своей новой книге Revival or We Die (Пробуждение, или мы умрём), которая вышла в октябре, я написал целую главу молитв о восстановлении моей первой любви. Я всё время был посвящённым верующим. Я периодически проповедовал в своей родной церкви. Я преподавал в воскресной школе для взрослых. Я играл на ударных в христианской группе прославления, и мы служили во многих церквях, призывая людей выступать против абортов и принимать беженцев. Мы принимали беженцев из Вьетнама. Они стали частью нашей церковной семьи. Мы принимали других людей, которые были в нужде. Все в университете, с кем я общался, знали, что я посвящённый верующий.

И тем не менее я оставил свою первую любовь.

Вы можете быть правоверным христианином, активным в служении. Но то, что важнее всего для Бога, первая любовь, может отсутствовать. И так и произошло. А это означает, что с годами вы постепенно отступаете от Бога. С годами вы всё больше и больше допускаете в свою жизнь те вещи, которых в ней не должно быть. И это в конце концов приводит к теологическому или моральному компромиссу.

Кто знает, к чему бы это могло привести в моей жизни, если бы Бог милостиво не обновил моё сердце? Это произошло в конце 70-х – начале 80-х. И затем, когда в 1982 году моё сердце пробудилось, я пережил полгода подлинного покаяния и внутреннего исследования. Тогда я впервые пережил излияние Святого Духа, когда Бог захватил меня. И вот почему пробуждение стало моей страстью.

С тех пор в моей жизни есть определенные проверки — для того, чтобы никогда больше не вернуться на тот путь. Кроме того, моя жена Нэнси очень чувствительна к моим духовным приливам и отливам и всегда ободряет меня держаться за самое главное. Так что и по сей день я стараюсь это делать.

Сокращение активности, погружение глубже

Я даже кое-что сделал в 2021-м году — и продолжу это делать в 2022-м, — что сократит мой график поездок и проповедей. Я выделяю одну неделю в месяц исключительно для того, чтобы побыть в одиночестве, провести такой молитвенный ретрит, искать Господа в молитве, погружаться в Писание — всё это для того, чтобы гореть ещё ярче и увидеть, как грядущие годы будут ещё эффективнее прошедших.

– Я начал с вопроса «1971 год, кто такой Майкл Браун?» Позвольте мне закончить таким же вопросом: «Итак, декабрь 2021 года. Кто такой Майкл Браун?»

– Тот, кто любит Иисуса больше, чем когда-либо. Тот, кто желает, чтобы весь мир познал, как благ Господь. Тот, кто полон решимости увидеть, пока он ещё дышит, как исполняется воля Божья. То есть увидеть пробуждение в церкви. Увидеть, как нация преобразится. Увидеть, как Евангелие захлестнет народы мира. И увидеть массовую жатву еврейских душ, чем я горю больше, чем когда-либо. И я более, чем когда-либо, смирён и благодарен за удивительную благость, которую Он являет.

Я не знаю, сколько лет мне осталось. Но я хочу, чтобы каждый мой следующий год имел в себе больше смысла, чем любой из предыдущих. И я верю в великие и невозможные вещи. И ещё сильнее, чем когда-либо, моя вера в то, что мы увидим, как в Иисусе исполняются наши мечты, потому что это мечты, которые Он вложил в наши сердца.

Интервьюер — Аль Перротта / stream.org (часть 1часть 2часть 3)
Перевод — Анна Иващенко для ieshua.org

Источник: https://ieshua.org/majkl-braun-50-let-sluzheniya-hristu.htm