Юрий Сипко: «А почему православная вера так жестока?»

«И когда Он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри. И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч. И когда Он снял третью печать, я слышал третье животное, говорящее: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей. И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс пшеницы за динарий, и три хиникса ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай. И когда Он снял четвертую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри. И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли — умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными» (Откр 6:3-8).

Говорят, что скоро будет великая скорбь. И будет страшно.

А я подумал, а что теперь не скорбь? Не великая?

Мы думаем о масштабах космических, вот когда планеты свалятся с орбит, и земля в корчах от огня человеческой ненависти в прах обратится, и жители земли, как вши с головы, в этот костерок будут брошены, вот тогда и скорбь будет великая. А теперь ещё нет. Теперь скорбь нормальная. Такая благодатная скорбь. Однако мы живём теперь, и от того, как мы живём теперь, вечная наша судьба зависит.

А для горящего в огне украинца самая великая скорбь именно теперь.

А для детей, горящих в огне дома, разрушенного ракетой, пущенной нашим российским доблестным президентом и его штабом по уничтожению жизни, ад и великая скорбь наступила уже. Ты представляешь? Ни воды! Ни хлеба! Ни света! Ни тепла!

Ад настоящий!

И ад этот сделан нашими руками.

И в каждом доме нашей любимой родины теперь идёт жесточайшая схватка, ибо один рвётся в бой желая убивать, а другой убивает, не вставая с кресла, питаясь смертоносным ядом, текущим потоком с экрана телевизора прямо в мозг и сердце, возжигая в нём неугасимое пламя ненависти к неизвестным ему украинцам. Это ад. Это великая скорбь.

Где же спасение от этого ужаса? Вспомнилось слово Апостола. «Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой» (Деян 16:31). Вера в Господа! Вот в чём спасение!

Я возрадовался. Самое светлое у нас — вера! Жизнь-то поганая, чего скрывать. Пьём, врём, блудим по помойкам. И только святая вера! Лучик света в темном Царстве.

Святая вера делает и нас святыми.

И вопрос возник. Вера в Иисуса Христа меняет человека? Делает ли его лучше! Правдивее? Добрее? Милосерднее?

Ответ вроде очевидный. Достаточно вспомнить Савла. Убийца, гонитель верующих, чиновник из разряда высших, член Совета Безопасности. С президентом на ты. А уверовал, и куда что подевалось. Безработный. Гонимый. Но добрый. Служащий. Милосердный.

И верный вере даже до смерти. Похож на Христа.

«А почему православная вера так жестока?» Это мне бес подкинул каверзный вопрос. Я и подавился. Спорить начал было. «Как ты можешь. Клевета это всё. Православная вера — это, брат ты мой, такая вера, посмотри сколько золота они отдали своим чиновникам. Какие храмы воздвигли! Как красиво они их разрисовали? А как они славно разодели своих священников? Красота! Такого нет нигде в мире. А красота, как известно, спасёт мир!»

Бес расхохотался. «Чего-то не видно спасения от этой красоты. Одна война кругом. И в храмах, и во дворах храмов. А что в Украине творит ваша православная вера?»

Я аж вскипел. Хотел его прогнать. А он, противный, говорить-то говорит, но не показывается. И не поймёшь где он, этот бес.

«Ты вот объясни мне,» — снова возник этот противный бесовский шепоток. «Все, ну почти все, по крайней мере во власти, все православные христиане. А почему они, православные христиане, все воруют? Миллиарды воруют. Ну иногда они, конечно, дают из ворованного на строительство храмов откупные. Ты думаешь ваш Господь не знает?»

«Ты думаешь ваш Господь доволен?» Я задумался. И правда, почему?

«А посмотри,» — продолжает пищать этот бесёнок, — «президент у вас, хоть и чекист, однако самый православный. Его министр юстиции православный, даже прислуживает в церкви. Главы Федерального собрания — православные. Прокуроры и следователи православные. Судьи православные. Министры православные. Генералы православные! Губернаторы православные. У всех иконы в кабинетах и часовни-молельни во дворцах. Всех детей в школах обучают православию. А клеветой и ложью сотворили потоп вселенский!»

Противно слушать. Скрипнул зубами. А возразить-то нечего. Точно, все православные. Сам видел, как подобострастно они, кланяясь низко, целуют руку Патриарха, и целуют иконы, и крестом себя осеняют.

«Слышь,» — снова возник этот непрошенный друг. «Скажи, почему твои православные христиане ненавидят украинских братьев, православных христиан? Скажи. Почему они развязали страшную человеконенавистническую операцию, в которой погибли уже десятки тысяч православных христиан? Почему они, твои преображенные православные христиане, методично и хладнокровно разрушают дома украинцев и электростанции, и оставляют народ жить без тепла и света?»

“Почему эти святые сотворили столько зла, что миллионы украинцев лишились жилищ и теперь бегут по всему миру, ища убежища?

«Почему самый святой, — он у вас там вообще святейший, — благословляет православных людей врать и убивать? Ведь тем самым он всю вашу церкву делает виноватой в тыщах смертей».

«Да отстань ты,» — я уже закипел. «Убирайся вон».

«А скажи,» — из другого угла продолжает пищать бес, — «почему твои православные христиане оболгали своих братьев, верующих в Иегову? Назвали их экстремистами, сделали их врагами, и людей в тюрьму сажают за веру. Почему?»

«Никакие вы не святые. Ничего не меняет ваша вера. Только делает злыми. Жадными, до ненасытимости. Лгунами, каких свет не видывал. Клеветники вы такие изощрённые, что в наших бесовских школах вас ставят в пример и призывают нас учиться у вас».

Бес заплакал. «Я ведь тоже хочу добра и любви. Я слышал о Христе. Он говорил о любви. И Он любил. А вы, вы хуже нас. Мы хоть честно врем. И воруем и клевещем честно. Это наша доля. А вы и нас обгадили, и себя. Вы своего Бога позорите. Ведь вы всему миру показываете, что ваш Бог бессильный. Вы Его не слушаете. Вы Ему врёте. Вы всем врёте».

«Вы разрушаете церковные здания. Вы убиваете верующих. Никакие вы не верующие. Гореть вам в вечном огне вместе с нами. Бес всхлипнул. Затих».

А я так и остался сидеть.

Воззвал к Господу. Пожаловался Ему на беса. Господь говорит: «Это Я его послал».

«Чтобы вы свою веру почистили. Уже невозможно отличить верующего от неверующего. Хоть снова на Крест восходи… Вспомни, что Я говорил вам».

Матфея 22:37-39:

«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим», — сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: «возлюби ближнего твоего, как самого себя».

Юрий Сипкоэкс-председатель РС ЕХБ.

Источник: https://ieshua.org/yurij-sipko-a-pochemu-pravoslavnaya-vera-tak-zhestoka.htm